Дмитрий Леонтьев. Грейдер в Небесный Иерусалим

В мире полно неудобств, которые никто даже не пытается исправлять. Просто не считают нужным.

Например, в провинциальной Британии отвратительные дороги, в том смысле, что узкие. Недавно я побывал в тех краях и, откровенно говоря, был шокирован. Впрочем в деревенской Франции ситуация ничуть не лучше – разъехаться двум машинам, по нашим меркам, невозможно. Аборигены, правда, как-то корячатся, хотя вокруг поля – возьми да отрежь с каждой стороны по полметра от пашни, будет удобнее. Что мешает? А как раз то, что на это давно и успешно забили.

У нас всё иначе. Мы имеем огромное количество асфальтовых дорог, которые, конечно, частично покрыты чем-то твёрдым, но в реальности труднопреодолимы из-за дыр. В бюджете вероятно не хватает денег, чтобы положить нормальный асфальт – страна большая, расстояния огромные. Однако и плюнуть на это мы тоже не можем. Естественным образом возникает вопрос, а надо ли так держаться за асфальт? Хороший грейдер, он и в Норвегии грейдер, и по нему можно ехать довольно быстро.

Но проблема эта сложнее, чем кажется на первый взгляд. Всё дело в нашей истории, а точнее в великом князе Иване III. В своё время он взял в жёны Софью Палеолог, племянницу последнего византийского императора, и начал строить в Московском княжестве «Небесный Иерусалим». Сейчас вам это может показаться странным, но тогда было таким же обыденным делом, как, например, сегодняшнее строительство новых веток метро: «Я не ослышался, Небесный Иерусалим? А точно надо? Ладно, сделаем, не вопрос». Затем эту вдохновляющую идею подхватил Иван IV Грозный, и внедрял её по мере сил. И всё бы ничего, но в 1600 году в Перу взорвался вулкан Уайнапутина, что повлекло катастрофические климатические изменения. Замёрзли пролив Босфор и Адриатическое море, по Темзе и Дунаю катались на санках, а Москва-река по полгода стояла подо льдом. Страшный голод, неурожай, за ним Смутное время… Концепция Нового Иерусалима отошла на время в сторонку, покурить, но как только на трон взошёл первый Романов, вернулась обратно. Выжила она и при строителях коммунизма, которые придали ей более высокий статус, включив в ареал космическое пространство. И когда Советский Союз, не выдержав собственного веса, рухнул, концепция всеобщего счастья даже не шелохнулась. И сегодня мы, как обычно (что меня искренне восхищает), строим светлое будущее, и у нас, как обычно, не хватает на него денег…

В общем, за последние пять-шесть веков принципиально ничего не поменялось. Мы пытаемся сохранить огромное количество твёрдых дорог, на поддержание которых не предвидится финансов ни в ближайшее десятилетие, ни в ближайшее тридцатилетие. А как было бы хорошо заменить дырявый провинциальный асфальт на хороший скоростной грейдер. Как в Норвегии. Все бы от этого только выиграли. Но такое решение правительства может быть расценено как отказ от идеи строительства Небесного Иерусалима. Думаете, это глупости и нет никаких Иерусалимов? Может быть, но от подобных вещей наши власти не могут отказаться уже шестьсот лет. И вы знаете, иногда мне кажется, в этом что-то есть… Так что когда в очередной раз угодите колесом в яму, не пытайтесь никого винить. Впрочем, если уж совсем не вмоготу, можете пожурить Софью Палеолог и великого князя Ивана. Они всё стерпят!

Оставьте комментарий